Апарокша-анубхути. Шанкарачарья

Шри Шанкарачарья
Апарокша-анубхути

Шри-Хари, Высшее Благо, Наставника и Владыку, Проницателя, Всех Миров Причину — Его славлю я.

Незаочное постижение прочится в средство спасенья, Мудрым лишь со стараньем, взыскуемое вновь и вновь.

Варны, ашрамы блюденье, тапас и молитва Хари — Вот четыре средства людям к достиженью бесстрастья.

Бесстрастие ко всем предметам: от Брахмы до скал бездушных. Словно вороньим пометом, бесстрастие не пятнаемо ими.

Вечен Атман в собственном виде, все зримое же — напротив. Уверенность в том — вот правильное различенье реального.

Всегда отвлеченный от образов (ум) спокойным зовется.
Сдержанность в внешних актах означает владенье (телом).

Отвращение от предметов — это высшее воздержанье.
Выдержка при всех страданьях — терпенье: вот мысль благая.

Приверженность слову Вед и учителя верой слывет.
Взяв одну лишь цель — Суть, ум сосредоточенным зовется.

"Когда, как придет мне свобода от пут сансары, Боже?" — Вот эту упорную мысль можно назвать желаньем свободы.

Кто принял эти положенья, должен еще осмыслить Атмана, как конечную цель знания, ища себе блага.

Не возникнет знанье без осмысления, в средствах иных, Так же, как без освещенья предмет узнать не удастся.

"Кто я?", "Как все рождено?" или "Кто как творец известен?", "И каков материал?" — вот чего осмысление это.

"Я — не тело, смесь элементов. Я — не скопище чувств. Где-то отличие есть" — вот чего осмысление это.

"От незнанья все возникает, все растворится и знанье. Желанье — всего творец" — вот чего осмысление это.

"Материал обоих — един: неубывная, тонкая Суть, Как глина во всех горшках" — вот чего осмысление это.

"И Я — одна, неубывная, тонкая Суть: Знающий, Свидетель. Я — То, без сомненья" — вот чего осмысление это.

Атман — бесчастен, един. Тело много частей включает. Их же отождествляют. Есть ли незнанье этого больше?

Атман — правитель, он изнутри. Тело — вовне, им правят. Их же отождествляют. Есть ли незнанье, этого больше?

Атман — из чистого знанья. Тело — из плоти нечистой.
Их же отождествляют. Есть ли незнанье, этого больше?

Атман — и свет и светильник. Тело же тьмою зовется.
Их же отождествляют. Есть ли незнанье, этого больше?

Атман вечен, как вид Сути. Тело не вечно и не сущно.
Их же отождествляют. Есть ли незнанье, этого больше?

Атмана просветленность дает осознанье предметов.
Но это сиянье — не блеск огня, когда вокруг тьма ночи.

Решивший "Я — это тело" живет, увы, в заблуждении. "Оно — мое" возомнив, все глядит на него, как на свой кувшин.

"Я — сам Брахман: успокоенность свойств Сути, Ума Блага. Я — не тело, форма несути" — вот что знаньем мудрых зовут.

"Я — не произведен, неустраним, неубывен, вечен. Я — не тело, форма несути" — вот что знаньем мудрых зовут.

"Не кажимость, не отблеск, не измышленье. Я распростерт. Я — не тело, форма несути" — вот что знаньем мудрых зовут.

"Я без качеств, без действий, вечен, свободен, неподатлив, Я — не тело, форма несути" — вот что знаньем мудрых зовут.

"Я без пятен, движенья, конца; чист, не старею, не умираю. Я — не тело, форма несути" — вот что знаньем мудрых зовут.

В теле любом есть Пуруша, сутью признанный всеми.
Как же ты глуп, пустотой сочтя Атмана, тела превыше!

Слушайсм Вед, глупец, и рассудка: твой Атман — Пуруша, Тела превыше, Сущая форма, таким лишь, как ты, незримая.

Словом "Я" названо всегда Единое, Запредельное.
Грубое тело не единично; как ему быть субъектом?

"Я", разумеетсн, зритель, тело же зримо, конечно.
Ведь говориться: "Тело — мое". Как ему быть субъектом?

"Я" измениться не может, тело изменчиво вечно. Это ведь так очевидно. Как же быть телу субъектом?

"То, что превыше всего", — так в Шрути описан Пуруша. Так утверждает провидец. Как же быть телу субъектом?

"Все — Пуруша", — так с умыслом сказано в "Пуруша-сукте". Если в Шрути сказано так, как же быть телу субъектом?

"Не касаем Пуруша", — сказано в "Брихадараньяке" Оскверненному нечистотой, как же быть телу субъектом?

Там же заявлено: "Сам собой освещаем Пуруша". Хладному, иным освещенному телу как быть субъектом?

Сказали в разделе о карме: "Атман от тела отличен. Вечный, вкушает он плоды дел после распада тела".

И лингам не односоставен: зрим, подвижен, изменчив, Не проницающ, форма несути — как ему быть субъектом?

Иной, чем оба тела, лишь Атман-Пуруша-Ишвара. Атман всего, форма всего, выше всего — вечное Я.

"Но, при разности тела и Атмана, в явленном — сущность. Так нас логика учит. Как же быть с предметностью Пуруши?"

"Разность тела и Атмана отрицает собственность тела". Ниже идет особо разъясненье несути тела.

Ввиду единства формы сознанья немыслима разность, Индивид — также ложное знанье, как в веревке — змея.

Как веревка, из-за незнанья, вмиг змеей обернется — Так сознанье, хоть и чисто, обернется всякой формой.

Материала проявления, кроме Брахмана, нет иного. Поэтому все проявленное — лишь Брахман, а не иное.

Ни субъекта, ни объекта врозь, раз сказано: "Все — Атман". Если истина известна, не возникнет различенье.

Прямое уклоненье от Шрути — лжеученье о многом.
Как возможно нечто иное, сверх недвойственной причины?

Сказано о грехе в Шрути: "Смерть за смертью наступает Для обманутого майей, кто здесь множественность видит".

Рождены все существа Брахманом, Превысшим Атманом.
Потому они все суть Брахман: это надо понимать.

Брахман же все имена, и разнообразные формы, И действия — все в себе содержит: так сказано в Шрути.

Из золота рожденное ввек золотом останется.
Из Брахмана рожденное так и пребудет в брахманстве.

Хоть на малость допуская инобытие индивида,
С Высшим Атманом различье — подвергают себя страху.

Где двоичность от незнанья — там все видится отличным Там, где Атманом все видят — даже атом не отличен.

Тот, кому все существа лишь в атмановости известны,
Не подвержен заблуждению и скорби: он недвойствен.

Этот Атман есть сам Брахман: все собой утверждает.
Так нас наставляет Шрути — часть из "Брихадараньяки".

Этот мир хоть восприемлем и феноменально задан —
Словно сон, несути форма — погружен в противоречия.

Ложен сон при пробужденьи, бодрствованья же во сне нет. В обмороке нет обоих, обморока нет в обоих.

Все три состоянья ложны, они — трех гун порожденье,Зритель тому — выше трех гун: Вечность, Суть, Единый Субъект.

Как в глине отдельно — горшок или в жемчуге — серебро. Не видят, так индивида — в Брахмане, когда опознан.

Как горшок — лишь имя в глине, серьга — в золоте названье, В жемчуге же — серебро, так индивид — лишь имя в Высшем.

И словно в небе синева, словно бы мираж в пустыне, Как человек в столбе, так же все в Атмане скрывается.

Подобно привиденью в пустоте, гандхарвов городу, Двум лунам в пространстве, так же весь мир содержится в Сущем.

Как волны и прибой — одна вода, лишь в круговороте, Как медь одна в любом сосуде, Атман — в космосе любом.

Как глина — именем горшка, нити — именем ткани, Так именем мира скрыто то, что узнают за ним.

Всякая видимость дня людей Брахманом создается. Несведущие не знают, что это — как глина в горшках.

С глиной горшок соотносится, как следствие с причиной. Шрути согласны, что так же — и мир с Брахманом.

При восприятьи горшка он заметен лишы в силу глины. При изученьи феноменов виден лишь Брахмана блеск.

Всегда Атман ясно сияет и неясно всегда; Он двувиден, как веревка, для знающих и незнающих.

Горшок состоит из глины, тело же ум составляет, Разница Атмана и не-Атмана мудрым неважна.

Как за змею — веревку или как за серебро — жемчуг, За тело Атман приемлют несведущие всецело.

Как будто глину в горшке и как будто бы нити в ткани, За тело Атман приемлют несведущие всецело.

Как золото в серьгах или как воду в волнах не видя, За тело Атман приемлют несведущие всецело.

За вора столб, за воду мираж принимают — За тело Атман приемлют несведущие всецело.

Домом кажутся бревна, клинком же — полоса стальная. За тело Атман приемлют несведущие всецело.

Как дерево перевернутым в воде представляется, Так вот и в Атмане видят телесность в силу незнанья.

В лодке плывущий человек все видит как бы подвижным. Так вот и в Атмане видят телесность в силу незнанья.

Как, заболевши желтухой, все белое видят желтым, Так вот и в Атмане видят телесность в силу незнанья.

Как при дрожаньи глаз все во взоре блуждать начинает, Так вот и в Атмане видят телесность в силу незнанья.

Если вращать головню, она будет круглой, как солнце. Так вот и в Атмане видят телесность в силу незнанья.

Даже большие предметы издали малыми будут, Так вот и в Атмане видят телесность в силу незнанья.

Даже малые вещи у глаза кажутся больше, Так вот и в Атмане видят телесность в силу незнанья.

Поверхность стекла — за воду, поверхность воды — за стекло, Так вот и в Атмане видят телесность в силу незнанья.

Примут рубин за огонь, огонь за рубин принимают. Так вот и в Атмане видят телесность в силу незнанья,

Когда бегут облака, сдается: луна побежала. Так вот и в Атмане видят телесность в силу незнанья.

Как при гловокружении вращаются страны света, Так вот и и Атмане видят телесность и силу незнаиья,

Как иногда луна представляется в водах бегущей, Так вот и в Атмане видят телесность в силу незнанья,

Если Атман неведом, возникает иллюзия — тело. Но если Атман познан, она растворится в Атмане.

Весь мир, живой и неживой, познается лишь как Атман. При небытии всех тел и существ — как им Атманом быть?

Многомудрый! Все время отдай познанию Атмана. Всецело искусив судьбу, ты можешь жить без трепета.

"Нашедший знание Атмана от судьбы не спасется", — Так записано в Шастре. Мы это теперь опровергнем.

Если истины знанье возникло, судьба не влияет, Ведь тело стало не сущим, как сон после пробужденья.

Действие прошлых жизней — вот что судьбой называется. Но раз прошлая жизнь — небытие, то и его тоже нет.

Так же как тело во сне — иллюзия и это вот тело, Но ежели жизнь иллюзорна, нет ее — нет и действий.

Материалом проявленном, как для горшка — глина, Незнанье, согласно веданте, является для всего.

Как веревку змеей считают при неправильном взгляде, Так же, сути не зная, ум заблудший мир замечает.

Когда узнан образ веревки, призрак змеи исчезает, Если основа познана, мир в пустоте исчезнет.

Тело, стало быть, видимость. Как же судьбе сохраниться? Шрути же творит о судьбе ради знанья в незнанье

"Расточились его действия, когда Высшее узрел" — Шрути явно, среди многих действий, отрицает это.

"Кто, не зная, иное твердит, повинен в двух ошибках: Он отвергает веданту и знанье", — так сказано в Шрути.

Скажу о пятнадцати нужных, в названном смысле, шагах. В них всех постоянно, действенно следует упражняться.

Не постичь без повторения Атмана как Суть и Благо. Пусть же жаждущий познанья мыслит Брахмана подольше.

Яма, нияма и тьяга, мауна, деша и кала, Асана и мулабандха, дехасамья и дрик-стхити,

Пранасамьяна, а также пратьяхара и дхарана, Атмадхьяна и самадхи — вот этапы по порядку.

"Все есть Брахман" узнавая, скопом чувств повелевая, Называют это "ямой". В ней без счета упражняйся.

Сродственное развивая, чужеродное отвергни — Вот "нияма". От "ниямы" мудрым — высшее блаженство.

"Тьяга" — это усмотренье Атмана за формой мира. "Тьяга" в чести у великих: суть ее — освобожденье.

От него отступит слово, вместе с мыслью, не достигнув, — Это "мауна" йогинов, в ней пусть мудрый пребывает.

От чего отступит слово — кто о том сказать способен? Хоть скажи про все на свете — это словом не ухватишь.

То, что назмно "мауной", мудрые зовут "сахаджа" "Мауна" же для подростков: вот как учит брахмавадин

Начала, конца, середины в чем не будет раздельно, Но что проникдет весь мир — зовется точечным местом:

Во времени все, начиная Брахмой, вмиг возникает. Словом "время" зовется миг благой, не делимый надвое.

То положенье, в каком хорошо о Брахмане думать, Называют "асана" — но не то, в каком неудобно.

"Сиддха" — исток всего бытия, незыблемая основа, Поза для совершенных известна как "сиддха-асана".

Всех существ корень, а также корень владенья рассудком — "Мулабандха": она уместна всегда и годится для раджайогинов.

Равновесие членов известно как растворение в Брахмане. Без него — не равновесие, а твердость древа сухого.

Обративши взор познанье, видят, что весь мир есть Брахман. Этот взор лишь благотворен, а не взгляд на кончик носа

Иль туда, где неразличны зритель, зримое и зренье, Следует свой взор направить, отнюдь не на кончик носа.

Брахман лишь во всех бываньях, вроде разума и прочих. Прекращенье всех движений "пранаямою" зовется.

Отрицанье мира есть выдыхание воздуха. Мысль "Я — Брахман" называется вдыханием воздуха.

Сохранение этой мысли будет задержкой дыханья Такова она для мудрых. Глупые — нос затыкают.

Узрев в предметах Самость, рассудок в разум погружают. Зовется это "пратьяхарой", для всех жаждущих свободы.

Куда ни достигнет рассудок — всюду Брахмана видит. Там удержанье рассудка есть "дхарана" в высшем смысле.

Состояние истиной мысли, вне формы "Я — Брахман", Словом "дхьяна" зовется: им высшее благо дается.

Сделав неизменной мысль и придав ей форму Брахмана,
Правильно распространив, ее зовут знаньем, или самадхи.

В этом нетворимом благе пусть подвижник укрепится.Овладев им, он сумеет вызывать его мгновенно.

И тогда от средств свободным, совершенным станет йогом. Но нельзя его оформить только мыслью или словом.

В достижении самадхи много встретится препятствий: Нарушенье распорядка, лень, желанье удовольствий.

Морок, тупость, искушенья, рассеянность и пустота — Вот препятствия — из многих — тем, кто Брахмана взыскует.

Мысль о сущем — также суща, мысль о пустоте — пустая. Мысль о полном — также полна. Упражняйся в полномыслье.

Те, кто мысленно покинул чистоту и высь Брахмана, Напрасно живут и, хотя люди, подобны животным.

Те, кто осознал эту мысль, осознав, ее взрастил, — Люди лучшие, счастливые, почтенные в трех мирах.

Те, в ком эта мысль растет, а также после созревает, Они Брахманом прониклись — не те, кто спорит о словах.

Кто ловко Брахмана толкует, но страстями мысль сгубил, — Тех незнанье наихудшее: вновь и вновь они рождаются.

Кто же ни мига не пребудет мыслью Брахмана вовне — Те подобны в это смысле Брахме, Санаке и Шуке.

Причина в следствие переходит, не следствие — в причину. Причинность лишь исследуй, осмыслив небытие следствия.

Тогда воссияет Реальность, речам недоступная. Глядя на кувшин из глины, вновь и вновь прозревай это.

Таким образом возникает мысль о Самости Брахмана, Затем, в чистом сознаньи, — состояние высшего знанья.

Пусть же причину отличной усмотреть попытаются — И тогда увидят ее вечно присущей следствию.

Нужно в следствии видеть причину и тогда его устранить. Когда причина уйдет, наконец, останется мудрость.

О вещи упорно мысля, ясно ее представляя, Ею становятся вскоре. Пример: пчела и личинка.

Незримый в форме быванья, все это, собственно, разум. Пусть мудрый о нем постоянно, как об Атмане, мыслит.

Зримое сделав незримым, пусть помнит: Брахман — причина. Сведущий в вечном счастье пребудет с мыслью, полной смысла.

Эти шаги перечисленные раджа-йогой зовутся. Те, кто еще не созрел, с хатха-йогой ее сочетают.

Но для созревших умом одна лишь она плодотворна.
Гуру и богу преданные все легко постигают.

Закончено "НЕЗАОЧНОЕ ПОСТИЖЕНИЕ"

 

\

Комментарии запрещены.

РАССКАЖИТЕ ПОЖАЛУЙСТА О НАС ДРУЗЬЯМ!

 

ЛЕЧЕНИЕ И ПАНЧАКАРМА В ИНДИИ

 

ЧАВАНПРАШ

АЮРВЕДА ИЗ ИНДИИ ДЛЯ ЗДОРОВЬЯ И КРАСОТЫ ПО МИНИМАЛЬНЫМ ЦЕНАМ! БОЛЬШОЙ АССОРТИМЕНТ В НАЛИЧИИ И ПОД ЗАКАЗ

© Все материалы сайта охраняются законом об авторских и смежных правах. При использовании и перепечатке активная ссылка на источник Аюрведа https://www.evaveda.com обязательна!